Хроники: В Недра

Мы никогда не видели ничего подобного Сумрачным Недрам.

Сотни лет это место оставалось скрытым для чужих глаз. Но было время, когда этот насыщенный эфиром архипелаг населял целый народ. Кем бы ни были эти люди, им удалось выстроить для себя целый мир в этом месте. Основываясь на беглом переводе знаков, что мы нашли на месте изучения, наша исследовательская группа прозвала их «Странниками Бездны».

Могу поклясться, я слышала, как кто-то сказал, что это «крутое прозвище».

Мне известно, что эту цепь островов удерживает воедино неимоверно чудовищная концентрация опаснейшей из всех ныне изученных нами видов энергии. Я также знаю, что Штормоворот метает в мой город огромные валуны без всяких на то намерений – даже огромные эфирные бури вряд ли действуют умышленно. И я знаю, что мы провели десятки исследований, прежде чем вздумали отправлять учёных Обсерватории на изучение архипелага. К сожалению, наука не властна над эфиром, нравится нам это или нет. Несмотря на свой внешний вид, Сумрачные Недра – вовсе не обычный архипелаг. Это один остров, расколотый на множество фрагментов, что удерживаются сильной эфирной связью. Недра – это единое место, единая сила и единая угроза городу, ставшему для меня домом.

Сумрачный архонит

Я уставилась на кристалл заряженного сумрачного эфира. Его поверхность походила на озарённое звёздами ночное небо. Я чувствовала, что смотрю на него уже слишком долго, а от того моё сознание начало погружаться в нечто вроде настоящего транса.

Вскоре у меня возникла гипотеза касательно влияния этого кристалла на человека, как вдруг меня охватило чувство немыслимого страха.

Я ведь учёный. Телепатия, во всех смыслах этого слова – всего лишь миф. И я это знаю. А ещё я знала, что в этот момент мои разум и душа кричали внутри меня, умоляя уходить, бежать, ломиться со всех ног. НЕМЕДЛЕННО. Что-то на уровне подсознания взывало к первобытному инстинкту самосохранения. А всё лишь потому, что нечто дотронулось до моего сознания. Нечто таинственное, коварное и очень голодное.

Сумрачная пещера

На какой-то миг я почувствовала себя чьей-то добычей. Жертвой, которая живёт лишь для того, чтобы её выследили и поглотили. После я направилась в боковую пещеру к остальным членам группы. Тёмное и тревожное наваждение рассеялось, но ему на смену пришла резкая и непрекращающаяся головная боль.

Мне ещё предстоит выяснить, что именно стало причиной того жуткого ощущения, но, к счастью, за то время, пока мы вернулись на корабль и отплыли в Рамсгейт, ничего подобного я больше чувствовала.

А эта чёртова головная боль до сих пор не проходит.